dec1f927

Бабенко Виталий - Бег



Виталий Бабенко
Бег
А бежать было так...
Легкими ступнями касаться почвы. Раз-два, раз-два. По асфальту, по
камням, по гравию, по песку - все той же воздушной поступью пятнать
пространство, тиканьем шагов отмеривать время. Раз-два... Лететь вперед,
напирая грудью на ватную пустоту, оставляя за спиной легкий смерч пыли,
неслышные вихри потревоженного воздуха, невидимые бурунчики ветра.
Раз-два, раз-два, раз-два... Брызгать во все стороны лужами, студить
разгоряченные ноги росной травой, плескать холодной грязью, шуршать
нагретым жнивьем, а грудь мерно, радостно поднимается и опускается, легкие
в полную меру вбирают упругий кислород, сердце стучит ровно, и скорость
только успокаивает нетерпеливое биение крови. Раз-два, раз-два...
- Доброе утро, учитель! Ваши газеты...
- Спасибо, Бегун!
- С наступлением лета, тетушка! Молоко сегодня отличное, сливок на
целый палец.
- Оставь у калитки, милый Бегун, я заберу позже. Дай бог тебе ровной
дороги!
- Ресторатору - мое почтение! Вам должок от поэта, у него сегодня
гонорар...
- Весьма кстати. Бегун, весьма кстати. Перехватил бы кофе с булкой,
небось с зари летаешь уже. Смотри, про завтрак забудешь.
- Потом, потом, папаша! Дел по горло. Как управлюсь - обязательно
пробегу мимо... Эй, табачник! Забирай свои пилюли! Глотай по одной и
поправляйся. Будешь хворать - всех без курева оставишь, придется мне в
город бегать, а ведь и здесь забот хватает...
И опять тишина, лишь тихий стук подошв о землю. На небе ни облачка, но
и жары нет, бежать совсем приятно, ноги полны привычной, звенящей силы -
уверенно встречают тропинку, растворяются, мелькая в ритме, такте,
гармонии скорости, а собранное в покорности тело зыбко
плывет-покачивается, летит-струится.
И мысли были:
"Когда же это началось? Года три мне было или четыре. А то и все пять?
Сидишь, играешь, и вдруг сердце забьется, заколотится, думаешь, что такое,
вдруг вырвется из груди, как быть тогда? А потом успокаивается, и
забываешь сразу же. Казалось, у всех так. Пугаться-то я потом начал. А как
маленький был - чего пугаться? Все в порядке вещей: то плакать захочется,
то смеяться, то коленка зачешется, то грудь ходуном заходит. Ясно -
живу... Вот бегать я всегда любил. Как себя помню - хоть днем, хоть ночью
заставь бежать - только приятно. Да и не заставлял никто, я все бегом
делал. В играх никто догнать не мог. В "салки" никогда не водил, потому
что угнаться не могли, в "прятки" всегда первым до "чуры" добегал, а когда
наперегонки соревновались - ни одна душа в пару вставать не хотела: знали,
что бесполезно. Да... Хорошо было в детстве: хочешь - беги, хочешь - нет.
Лучше, конечно, бегать было..."
А в пути было вот как.
Надоело бежать по тропинке - сверни в сторону. В лесу тень, солнечные
зайчики, мох пружинит под пятками, невзрачные цветы роняют пыльцу на босые
пальцы, ноги мощно отталкиваются от оголенных корней, четко печатают след
на разлапистом папоротнике, вминают в землю прошлогодние листья и еловую
чешую. Сквозь веер пены, капель, маленьких радуг, бабочками садящихся на
тело, - через ручеек, родник, ключ, речушку - легче водяного жука,
водомерки, комариной личинки - на тот берег, на луг. Ноги только что были
чистыми, а сейчас уже заляпаны илом, еще несколько стремительных
шагов-паремий, и к грязи пристал мелкий песок, но эти нечаянные "гетры"
недолговечны: мохнатый дерн услужливо набегает под ноги, ласково
обмахивает ступни. Вперед, вперед! Раз-два, раз-два...
- Барышня, проснитесь! Утро уже,



Назад