dec1f927

Бабкин Борис - Мы Не Мафия Мы Хуже



Борис Бабкин
Мы не мафия, мы хуже
Анонс
Они — последние из «одиноких волков» криминального мира. Последние, кто
дерзает противопоставить себя всемогущей мафии. Они рискуют, рискуют отчаянно,
ежеминутно. Каждый из них — один против всех. Против «крестных отцов» и их
наемных армий. Против представителей закона, состоящих на службе у мафиозных
группировок, и представителей закона, честно выполняющих свой долг. И когда они
идут на дело, то понимают — в случае неудачи пощады не будет. И рассчитывать
придется только на себя...
Вскинув морду, большая овчарка с лаем бросилась к высокому забору, но,
взвизгнув, закружилась и упала на бетонную дорожку. Через несколько секунд над
забором показалась едва заметная человеческая фигура. Мягко спрыгнув вниз,
человек вскочил и метнулся к воротам. Со звяканьем вынув дужку большого замка,
он опустил цепь. Открыл правую половину ворот и пропустил еще двоих. Все трое,
пригнувшись, почти бесшумно побежали к двухэтажному коттеджу.
Плотный мужчина нажал кнопку пульта. Экран телевизора погас. Он встал и
сунул в рот сигарету.
— Все порно смотришь, — укоризненно проговорила вошедшая в комнату
невысокая полная женщина.
— Возбуждаюсь, — хохотнул он, — чтобы твои прелести мне в кайф были.
Шагнув вперед, обнял ее за плечи.
— Перестань, — притворно возмутилась она, — отпусти. Я в туалет встала.
В дверном проеме за спиной мужчины показался человек. За ним — второй.
Мужчина, вздрогнув, обмяк. Женщина испуганно вскрикнула и упала. Почувствовав
на шее чью-то руку, хотела вскочить.
— Тихо, — услышала она. — Пикнешь — сдохнешь.
— Достань где хочешь! — блестя воспаленными глазами, казавшимися
большими на исхудавшем бледном лице, с трудом прохрипел высокий человек и
обхватил голову руками. — Сдохну, — с болью просипел он. — Сгоняй к цыганам,
спроси в долг. Там меня знают.
— Цыгане за просто так, — возразил стоящий у двери невысокий парень с
перевязанной головой, — не дают. Тем более они у тебя вчера были и маг унесли.
За прошлый раз.
— Достань, — простонал мужчина. — Слышишь? — Подняв голову, он умоляюще
посмотрел на парня. — Сдохну.
— Да где же взять-то? — Парень развел руками.
— Убью, сука! — Мужчина схватил лежавшую на подоконнике отвертку.
Парень выскочил из комнаты.
— Псина. — Слабой рукой худой бросил ему вслед отвертку. — Паскуда. —
Он сжал виски ладонями и прерывисто задышал.
— Во, — в комнату осторожно заглянул парень, — тебе подогнал кто-то
морфий.
— Давай, — чуть слышно попросил мужчина. Парень вынул из банки шприц.
— Надо бы прокипятить, — осторожно проговорил он.
— Коли, мать твою, — приказал худой. Парень взял с подоконника
замызганное полотенце и, перекрутив, стянул руку мужчины.
— Да у тебя и вену хрен найдешь.
— Коли, — просипел мужчина. — Куда попадешь. Все равно в кровь.
— Пальцы посжимай. Может, что-то высветится. А то у тебя вся рука в
проколах.
Извиваясь всем телом, привязанный к кровати плотный мужчина сдавленно
промычал. Пахло паленым мясом.
— Где бабки, козел? — наклонился над ним рослый мужчина с включенным
утюгом в руке.
— у-у-у-у _ промычал привязанный.
— Баба сказала, — вышел из соседней комнаты брюнет, — уже взяли. Кончай
с ним. — Рослый с усмешкой взмахнул утюгом.
— Тут золота полно. — В дверь заглянул коротко стриженный крепкий
парень.
— Цепляй все, — кивнул рослый, — кроме барахла. С ним только запал. А
золотишко, оно завсегда ништяк катит. Это, считай, бабки живые.
В комнату вернулся брюнет с серым «дипломатом».
— Рано, — недовольн



Назад