dec1f927

Бабкин Михаил - Мини Рассказы Слимпера - 2



Михаил БАБКИН
МИНИ РАССКАЗЫ СЛИМПЕРА - 2
МАШИНА ВРЕМЕНИ
ПАЛЕЦ
ПОПУГАЙ
СВЯТОЙ
МАШИНА ВРЕМЕНИ
Изобрёл один человек машину времени. И стал жене кричать:
- Маня, Маня! Я тут такое придумал!
А Маня решила, что он резиновую женщину мимоходом сообразил и хрясть ему
по шее мокрым полотенцем! Потом только спросила:
- Чего, а?
Но тот на неё уже обиделся, полетел в прошлое и Маню нафиг стёр.
Стёр, а скучно стало, без жены-то!
Взял и снова её придумал. А она его опять мокрым полотенцем: хрясть! Он её
снова стёр...
Вот так и живут поныне.
В любви и согласии.
Через раз стираемые.
ПАЛЕЦ
У одного человек на руке шестой палец вырос. Он его не просил, а он сам по
себе вырос. Наглый такой, с ногтём!
Мало того, что с ногтём, так ещё с глазами и ртом, гад.
Вырос и говорит зло так:
- А что, Семён Иссидорович, надо бы нам консенсус сообразить! Я, типа,
существо разумное и не потерплю, чтобы мне демократию разговора не давали, вон
как ты на меня глаза вылупил, знамо дело, что удивлён мной и зажимать меня щас
будешь, интиллихент собачий!
А ничего ему Семён Иссидорович не ответил, сунул тот палец в... Сунул,
короче говоря.
На том вся демократия и закончилась!
А жаль.
ПОПУГАЙ
Вот был случай: пошёл один моряк в баню.
А у него попугай вредный был: то матом орал, то сексом озабоченный был, то
океанских волн хотел. Ну, оторванное от реальности существо, хоть и пернатый,
но в клетке. Чего с него взять!
Моряк купаться захотел, в морскую военную баню пошёл, где все в погонах, и
клетку на входном окне под охраной оставил: попугай-то хоть и дурной, хоть и
ругается матом, а любимый. Негоже просто так в пустой хате бросать!
Ну и пошёл моряк яблочным мылом себя по животу и выше вертеть, в парилку
сходил, конечно, а после по-настоящему мыться начал; а попугай от количества
проходящих мимо русских маршальских людей, что в толстых погонах, с ума сошёл
и вопит:
- Всё пропало, нах!.. Смерть неверным, бля!!! - это он Индию вспомнил, где
у него за чаем во фрахте кусючие блохи случились; прибежал тогда банщик с
ножом, армянин носатый, кричит:
- Люди, вы же голые, как я пойму, который из вас плохие слова говорит,
ходи сюда, вредный! - и ножом так шшшир-шшшшир. Типа голых он не любит.
А голые испугались, полотенцами закрылись и убегать стали, кто куда: кто в
шкафчик, кто под лавку, а кто патрулей в окно звать стал, хрен дозвался -
патрули тож не дураки, знают, где гулять!
А на втором этаже женская баня находилась и некоторые туда с испугу
променад сделали, типа поглядеть, потому как голая женщина куда как приятнее
армянина с ножом.
И - на тебе! Один из голых взял и влюбился в голую, тут же руку и сердце
ей предложил, а она согласилась, дура.
Короче, поженились они, армянина свидетелем взяли, матроса тоже водкой
напоили, а попугаю конфету дали.
И что ж вы думаете?
Таки померли они, потому что состарились.
А попугаю что, он триста лет живёт!
Зараза.
СВЯТОЙ
А жил-был один святой по призванию.
Он так всем и представлялся: "Я - святой!"
Жил он, стало быть, существовал, а тут нате вам: нужно в костре гореть,
свою святость доказывать. Хоть тресни, а нужно!
Ну, он, понятно, обиделся, не захотел:
- Ай, - говорит, - чего я в том костре не видел! (а надо было, святых-то в
том районе совсем не осталось, всех уже проверили).
Ну, сунули его в огонь, а он как закричит! Э, совсем не по-святски себя
повёл, обидно, да... Тут благодать сверху дождём приехала, объяла его, костёр
потушила и поняли все: в натуре, святой он!
А бабке,



Назад