dec1f927

Бабкин Михаил - Прецедент



Михаил БАБКИН
Прецедент
Когда во втором часу ночи к пенсионеру Виктору Петровичу постучали в
дверь, он открывать поначалу не стал, подумал, что это милиция. Милиции Виктор
Петрович официально ничуть не боялся, потому что у нас самая гуманная милиция
на свете, а неофициально избегал её как чёрт ладана - да ну её! Ещё оставит
без денег и здоровья по своей гуманности...
Но когда стук повторился ещё раз, и ещё, и ещё - причём эдак ритмично, с
дробной россыпью, словно на входной двери практиковался красногалстучный
пионер-барабанщик - Виктор Петрович встал с дивана, накинул халат и пошёл,
босой, смотреть в дверной глазок.
В глазке было мутно, как будто в него плюнули, но высокая белая фигура за
дверью всё же просматривалась довольно чётко: на ней, фигуре, не было ни
погон, ни фуражки, ни камуфляжных пятен. Светилось что-то над головой
непонятное, но то, скорее всего, заплёванный глазок от лампочки бликовал.
- Кого там чёрт среди ночи принёс? - вежливо поинтересовался Виктор
Петрович у двери: за дверью шумно задышали, но не ответили.
- Не пущу и всё, - твёрдо сказал Виктор Петрович, потопал ногами, будто
ушёл, а сам остался подглядывать в глазок: интересно ведь!
- Ты, Виктор, не делай вид, что тебя нету, - басовито сказали за дверью, -
вон, смотришь на меня, а сам того не ведаешь, что смерть к тебе идёт! А мне
указано разобраться с ней и пресечь неправомерное действие, согласно закону...
был сигнал, что, возможно, произошла ошибка. Открывай, человече!
- От человече слышу, - возмутился Виктор Петрович. - С бандитами я не
вожусь, бизнес не веду. За что ж меня убивать-то?
- Мало ли за что, - уклончиво ответили за дверью. - Открывай, дело
архиважное!
- Учтите, у меня пистолет есть, - храбро сказал Виктор Петрович, - и
буль... бульктерьер без намордника! "Фас" ему скажу и всё, и загрызёт, - врал,
врал Виктор Петрович! Не было у него ни пистолета, ни тем более дорогого
бойцового пса. А был лишь диплом о высшем образовании, старый телевизор
"Рубин", продавленный диван и всяко ещё по мелочи.
Виктор Петрович открыл дверь.
- Ну здравствуй, Виктор, - сказал, входя в прихожую, бородатый мужчина
(аккуратно бородатый и напрочь лысый) в белом строгом костюме, белой рубашке
со стоячим воротником и белых же мягких туфлях, - правильно сделал, что
впустил меня, правильно, потому как дело безотлагательное, грубое нарушение
важной документации, это, знаете ли... - что там говорил дальше ночной гость,
Виктор Петрович прослушал: он высунулся за дверь, как улитка из раковины,
осмотрелся - на площадке никого не было - и запер дверь.
- Собственно, чем обя... - Виктор Петрович осёкся: в коридоре тоже никого
не было. Виктор Петрович трусцой пробежался по кухне и комнате, заглянул в
ванную, туалет - исчез белый и лысый-то! Словно и не приходил никогда.
Покачал головой Виктор Петрович, взяла его оторопь, но тут в дверь опять
постучали, громко и размеренно: три раза стукнули, как время отбили.
- Кого там чёрт... - Виктор Петрович осёкся, подкрался на цыпочках к
глазку, посмотрел: то что он увидел, ему не понравилось, совсем не
понравилось! Да кому понравится, если он в глазок Смерть в саване и с косой
увидит, нда-а...
Глазок в этот раз, зараза, показывал лучше Пулковского телескопа, протёрли
его с той стороны, что ли... Для пущей убедительности.
- Никого нету, - осипшим голосом сказал Виктор Петрович. Все ушли на
фронт, - и чего он ляпнул ерунду такую, он и сам не знал, ему бы молчать, да
под диван, подальше от двери, ан



Назад