dec1f927

Бабкин Михаил - Проклятье Старой Ведьмы 4



МИХАИЛ БАБКИН
ДРАКОН СТАРОЙ ВЕДЬМЫ
(ПРОКЛЯТЬЕ СТАРОЙ ВЕДЬМЫ - 4)
Глава 1
Я нечаянно...
В замке волшебника Олафа было очень холодно. Выбитые взрывной волной окна-витражи разноцветными льдинками усыпали черный мрамор пола магического кабинета.

Волшебное зеркало, в котором Олаф провел когда-то в заточении без малого пятьсот лет, лежало опрокинутым в центре золотой пентаграммы; красная настенная драпировка была содрана со стен взрывом и теперь валялась на полу грязными комьями. И вообще казалось, будто в замке затеяли глобальный ремонт - для начала, естественно, развалив и разломав все, что только можно.

Даже вся мебель куда-то исчезла... Хотя это как раз и не удивляло - живая волшебная мебель, скорее всего, сама о себе позаботилась, когда стали взрываться невидимые стены Закрытого королевства: судя по всему, столы и шкафы попрятались в лестничной шахте, внутри скалы, на которой стоял замок.
- Однако! - Тимка недовольно поежился и, согреваясь, обхватил себя руками. - Ну и холодина у вас тут, волшебник Олаф! И сквозняк жуткий. Вот возьму и как простужусь!
- Ты это брось, - Боня Хозяйственный, хрустя стеклянным крошевом, подошел к выбитому окну, осторожно выглянул в него. - Отличный вид, - повернувшись к друзьям, похвалил Хозяйственный волшебника, - со знанием дела замок поставлен. Одно только плохо: и впрямь без стекол холодновато.

И ветер бешеный. Как в горах. У вас есть фанерка окно заколотить, пока новые стекла не поставят?

А то Тим действительно простыть может.
- Фанерка! - возмущенно фыркнул Олаф. - Новые стекла! Тут, можно сказать, весь мир на кусочки разваливается, а они окно ремонтировать затеяли, - но, взглянув на дрожащего от промозглого сквозняка Тимку, ругаться передумал. - А насчет ветра - мы же в горах и находимся, - пробурчал волшебник, обводя ведьминым посохом вокруг себя, - странно было бы, если бы не дул... Ага, есть!
Стеклянное месиво исчезло с пола - витражи, новехонькие, без трещинок и сколов, снова стояли на своих местах, заливая разноцветными лучами рабочий кабинет волшебника. Кроваво-красная драпировка с нарисованными по ней большими серебряными иероглифами повисла на стенах; чудесное зеркало плавно взлетело с пола и встало на витые ножки радом с пентаграммой. Пол вновь сиял чистотой, гладкий, как полированный черный лед.
- Кр-расота! - вдруг подала голос Нига. - Вот теперь порядочек. Чисто, как в читальном зале после хорошей уборки, - волшебная книжка наполовину высунулась из кармана походной куртки Олафа и явно собиралась обстоятельно поболтать о пользе чистоты. И, как всегда, не вовремя. - Между прочим, чистота - залог здоровья...
- Тихо там! - сердито прикрикнул волшебник и поглубже засунул Нигу в карман. Книжка ойкнула и обиженно замолчала.
- Присесть бы, - попросил Хозяйственный, переминаясь с ноги на ногу, - сил уже нету пешком стоять. И Тим тоже устал.
- Это можно, - кивнул Олаф и неожиданно, сунув два пальца в рот, свистнул с такой силой, что у Тимки зазвенело в ушах.
- Это... зачем это? - Хозяйственный ожесточенно стал ковыряться в ухе пальцем. - Оглохнуть можно! Неужели нельзя по-тихому, по-волшебному? Прошептать заклинание там или чего другое тайное промурлыкать.
- Так надо, - усмехнулся Олаф.
Далекий дробный топот донесся до Тимки, как будто по замку из зала в зал скакал табун резвых лошадей. Вот топот стал ближе, и в кабинет, весело стуча деревянными ножками по мрамору пола, влетели пара дубовых шкафов, десяток стульев и громадный стол странной шестиугольной формы. Шкафы быстро, по- военн



Назад