dec1f927

Бабкин Михаил - Забава



Михаил БАБКИН
Забава
Началась эта история в пятницу, ближе к вечеру, с того, что дядя Вася в
очередной раз поругался с женой и пошел в знакомый ларек банками пить пиво. Он
всегда пил пиво после нервных потрясений. "Пиво для мужика - что валерьянка
для бабы" - так считал дядя Вася, и это было верно, во всяком случае по
отношению к нему.
Василий Иванович трудился в подвальном филиале одного полурассекреченного
НИИ регулировщиком радиоизмерительной аппаратуры. Работа была непыльная,
тонкая и очень скучная, не работа, а работенка, честное слово. Поэтому Василий
Иванович считал ее побочной, подработкой, что ли. А настоящий трудовой подвиг
начинался у него с утра в субботу и заканчивался вечером в воскресенье. Очень
любил дядя Вася выходные, оттаивал в эти дни душой и сердцем, отдыхал от
паяльной рутины, от чертовых осциллографов, генераторов и прочей несерьезной
дребедени.
В выходные дни Василий Иванович работал в бригаде грузчиков на доставке.
Причем бригадиром. Причем очень уважаемым. Дядя Вася с детства мечтал стать
грузчиком, как батяня, но мать не позволила. Так что пришлось получить среднее
образование, потом электротехническое, пройти курсы подготовок и
переподготовок, стать хорошим специалистом по ремонту всяческой
радиоаппаратуры, а мечту жизни оставить на потом. На выходные. Так что
неудивительно, что Василий Иванович ростом был очень высок, в плечах
необъятен, животом не обижен. И пиво кушал литровыми банками в потрясающем
количестве. Таких в народе зовут "шкафами", но за глаза. Потому как от такого
шкафчика и дверцей по шее получить можно, за оскорбление личности.
Сегодня по шее получил дядя Вася, от жены, мокрым полотенцем. Вот кто
другой бы ему по шее врезал, тогда да. Тогда появились бы в неосторожной
судьбе обидчика и реанимация в БСМП, и гипс, и прочие неприятности. А на жену
рука не поднялась. Привык к ней дядя Вася за двадцать лет, ох, привык.
Скандал вышел из-за пустяка: Мария, как обычно перед выходными, сказала:
"Или я, или твои грузчики". Дядя Вася, как всегда, послал ее. Не грубо послал,
мягко, почти без мата. А та - раз! - и полотенцем, да еще и мокрым, с
оттяжкой. Не больно, но обидно. Вот посему и стоял сейчас Василий Иванович у
пивной, что возле цирка, и пил, не торопясь, четвертую литровую баночку.
Погода стояла чудесная, весенняя. На этажах долгостроя, напротив пивной,
весело перекрикивались строители, иногда вставляя в ненормативную лексику
понятные для прохожих слова: "кирпич", "раствор", "прораб". Среди голых
метелок акаций деловито дрались воробьи; на крышах цирковых фургончиков, что
окружили ларек и почти вылезли на проезжую часть, эротично завывали кошки.
Одно слово - весна!
Дядя Вася спросил еще пивка и задумался, прислонясь спиной к грязной
решетке. О жизни задумался, о судьбинушке своей нелегкой. Пытался он
разобраться в сложном житейском треугольнике: жена, работа, хобби. Или так:
хобби, работа, жена. Что важнее? А черт его знает. Без работы еще как-то
можно. А без остального нельзя. А вот оно-то как раз и не состыковывалось.
- Вот же.......!! - в рассеянности очень громко сказал Василий Иванович.
Строители, конечно, смогли бы оценить его витиеватую фразу, но они были
далеко. Оценила продавщица.
- Пива больше нет! - грозно крикнула она из окошка и с треском его
захлопнула. Даже про банку забыла. Василий Иванович оставил посуду на липком
прилавке и, потому как уже стемнело, зашел за ближайший фургончик облегчиться.
Процесс пошел, а дядя Вася в это время



Назад