dec1f927

Бабкин Михаил - Желание



Михаил Бабкин
ЖЕЛАНИЕ
Когда Вадим Николаевич разлепил глаза, был уже поздний вечер. Или
скорее ранняя ночь... или раннее утро - поди разберись, когда вьюжно и
темнеет рано, а будильник показывает семь часов непонятно чего, а запой
идет себе да идет, не обращая внимания ни на время года, ни на время суток,
ни на его, Вадима Николаевича, самочувствие.
Вадим Николаевич кряхтя сел - старый диван под ним тоже закряхтел
пружинами; так они и покряхтывали несколько минут, каждый о своем. (Потом
Вадим Николаевич нащупал ногами шлепанцы, встал, подтянул трусы и побрел в
ванную, попить и умыться. В первую очередь, конечно, попить.
По пути Вадим Николаевич щелкнул выключателем, но лампочка в комнате
не зажглась, чему Вадим Николаевич ничуть не удивился: свет последнее время
отключали с завидной регулярностью. В местной газете писали, что, мол, в
целях повышения благосостояния, но не указывали чьего. Явно не Вадима
Николаевича, явно...
Хуже всего было то, что в кране не оказалось воды, ни холодной, ни
горячей - пить было нечего. Отметившись по-маленькому в туалете и не смыв
за собой, Вадим Николаевич поднял фаянсовую крышку бачка-компакта и,
зачерпнув из него найденной на кухне железной кружкой, наконец-то напился.
А чего здесь такого? Вода в бачке чистая, водопроводная... Неэстетично,
конечно, но куда деваться-то, когда трубы горят...
После Вадим Николаевич, подсвечивая зажигалкой, пошел в зал наводить
ревизию в своих запасах, о которых помнил даже во сне. Хотя понятия не
имел, откуда они взялись. Запасы были хорошие, могучие запасы! На виду
оказалось двадцать ящиков лучшей водки, один, правда, почти пустой;
двадцать - марочного коньяка, еще десяток чего-то там элитно-иностранного с
невразумительными надписями... Коробок пять разных консервов и дорогих
сигарет. В общем, комната была забита ящиками и коробками до потолка.
Возможно, где-то там, за первым рядом, находились упаковки со столь
желанным и необходимым сейчас организму пивом, но разбирать штабеля у
Вадима Николаевича сил не было. А крепче пива организм ничего не хотел и
грозно бунтовал желудком при любой мысли о водке или коньяке.
Пожалуй, за пивом надо было идти в ближайший коммерческий ларек, тот
работал круглосуточно, но вот были ли деньги? Вадим Николаевич, обжигая
пальцы нагревшейся зажигалкой, отыскал в углу спальни куртку и брюки,
пошарил в карманах, но найденные два рубля оптимизма у него не вызвали. И
тут Вадим Николаевич вспомнил. Стукнув себя по лбу ладонью - ах дурак! - он
бросился на кухню.
Деньги были на месте, в открытом настежь холодильнике: пачки долларов,
фунтов и новомодных евро забили емкое нутро до самой морозилки. Тоже,
кстати, неизвестно откуда взялись... Вытащив пачку долларов, Вадим
Николаевич выдернул из нее одну бумажку в сто баксов номиналом, больше
брать не стал: а ну как на улице по темноте ограбят? Хотел было закрыть
холодильник, принюхался и поморщился: воняло как на помойке.
- А еще говорят, что деньги не пахнут, - раздраженно сказал Вадим
Николаевич и со злостью захлопнул дверцу.
...На улице мело так, что за снежной круговертью почти ничего не было
видно. Тем более что уличные фонари тоже не светили и окна в соседних домах
были черными. "У всех отключили. Во гады энергетики!" - понял Вадим
Николаевич, геройски топая по сугробам в привычном направлении. Маршрут был
настолько отработан, что ни вьюга, ни темнота, ни сугробы не сбили бы
Вадима Николаевича с верного пути.
Ларек оказался заперт, хотя семь часов



Назад