dec1f927

Бадигин Константин Сергеевич - Покорители Студеных Морей



КОНСТАНТИН БАДИГИН
ПОКОРИТЕЛИ СТУДЕНЫХ МОРЕЙ
Аннотация
Повесть «Покорители студеных морей» рассказывает о борьбе Великого Новгорода в XV веке с Тевтонским орденом за северные морские пути; о государственном устройстве свободного города Новгорода, его торговом значении.
Глава I. ПОСОЛ ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА
В предутренней тишине тревожно нарастал топот идущего наметом коня. Псы, спущенные на ночь с цепи, рванулись к тыну, захлебываясь в злобном лае. Подковы громыхнули по деревянному настилу; над забором мелькнул островерхий шлем всадника; топот стремительно стал удаляться и сразу смолк.
В доме боярина Борецкого не спали. В окнах большой горницы, где находилась библиотека, светился едва заметный огонек, почти растворившийся в бледном свете начинающегося дня.
В гостях у хозяина сидел Эйлард Шоневальд, приехавший к боярину Борецкому с тайным поручением от великого магистра тевтонского орденаnote 1. Он прибыл в Новгород с лифляндскими купцами только вчера и в качестве ревельского негоциантаnote 2 был представлен старшине немецкого двораnote 3. В тот же день, переодетый купцом, он прибыл в дом к именитому боярину.
Гостеприимный хозяин покняжески принял орденского посла. Беседа длилась давно, но о главном Шоневальд еще не успел сказать ни слова. Борецкий поразил гостя своей образованностью и осведомленностью в европейских делах.
К удивлению Шоневальда, ему, неразговорчивому и замкнутому человеку, больше приходилось говорить, чем когдалибо раньше. Разговор шел полатыни.
Топот одинокого всадника, проскакавшего мимо окон дома, не остался незамеченным собеседниками.
— Гонец… Надо быть, к тысяцкому…note 4 — заметил как бы про себя стоявший у раскрытого окна Борецкий, высокий, статный мужчина.
Когда он обернулся, Шоневальд прочел на лице боярина скрытое волнение. Некоторое время оба молчали.
— Продолжим наш разговор, господин, — прервал молчание Шоневальд. — Я думаю, появление этого всадника не могло отразиться на вашем прекрасном расположении духа.
— Я вас слушаю, ваше священство. — С этими словами Борецкий сел на лавку и, охватив голову руками, оперся локтями на стол.
— Вы согласны со мной, что московский князь не может иметь никаких прав на Великий Новгород, — заговорил посол. — Новгород древнее, Новгород богаче, и земля Новгородская во много раз обширнее земли московского князя.
Речь посла прервал гулкий удар башенных часов в доме Борецкого; часы пробили в нескольких местах города. Когда замолк последний, далекий удар, Шоневальд спросил:
— Кстати, дорогой господин, я никак не могу разобраться в ваших часах, почему они пробили только один раз?
— Мы на Руси начинаем день с восхода солнца. Это первый час дня, один удар наших часов…
Как бы в подтверждение слов Борецкого, первый солнечный луч скользнул по богато убранному столу, ярко загоревшись в алмазах, которыми был осыпан кубок гостя.
Хозяин загасил большую восковую свечу:
— Начался день, ваше священство.
— И этих дней не становится меньше оттого, что мы стареем. Их будет столько же и после нашей смерти… Однако, что вы думаете по поводу…
— Земли, принадлежащие лично мне, — заметил высокомерно Борецкий, — больше всей Московской земли.
— Святая истина, господин!.. — Шоневальд бросил взгляд на собеседника, как бы прицениваясь. Ему показалось, что сейчас время перейти к главному.
— И недаром великий магистр — продолжал посол, приглаживая длинные, заложенные за уши волосы, — глава нашего ордена, считает вас первым человеком в Новгороде, достойным управлять этими землями…
Борец



Назад