buy generic cialis online dec1f927

Баев Ал - Житие Земных Гуманоидов 4



БАЕВ АЛ
ТАРАКАН АГАМЕМНОН
ИЛИ
ВЗГЛЯД НА МИР СКВОЗЬ БУТЫЛОЧНОЕ СТЕКЛО
Аннотация:
4-ая и заключительная вещь из цикла "Житие земных гуманоидов". "Кухонно-фантастическая повесть". Таракан Агамемнон, родившийся под кухонной раковиной одной из хрущевок на окраине Петербурга, с детства мечтает стать чемпионом мира по тараканьим бегам.

Однажды, забравшись в сумку хозяйки своей квартиры, он попадает в одну из многочисленных коммуналок на Петроградской стороне, где знакомится с Мушей Чкаловской, цель которой — обгадить шпиль собора Петропавловской крепости (хочет стать мухой высокого полета). Муша открывает Агамемнону секрет — программист Кабаков из соседней квартиры нашел в своем компьютере уникальную программу — "инсектоспикер", которая снимает с подсознания код, мешающий людям понимать язык насекомых.

После запуска инсектоспикера таракан вербует в свои тренеры безработного Васю, который вместе с Кабаковым, ставшим их "менеджером" после серии удачных выступлений в Питерских казино, вывозит Агамемнона в другой город на Чемпионат России по тараканьим бегам. Но насекомое так и не становится чемпионом, потому что в силу сложившихся обстоятельств и после постижения сути понятия "человечность" спасает жизнь своему другу Васе, благодаря чему само становится человеком...
  
   Предисловие (взгляд сверху)
  
   Многоуважаемый читатель,
   рукопись, опубликованная ниже, не есть плод моего (человека, указанного на обложке как автор) воображения, хоть и схожа по стилю с моими собственными произведениями. Дело в том, что я хоть и в незначительной мере, но все ж таки претендую на соавторство неизвестного, к глубокому сожалению, беллетриста, так как почти два месяца денно и нощно перебирал листы с целью упорядочения глав, выносил из текста откровенные ляпы, согласовывал имена и... в общем, много еще над чем трудился.

Всего теперь не перечислить. Да и незачем заниматься пустым.
   Не знаю я ни имени настоящего автора необыкновенного сюжета, ни современного его места жительства, ни, как вы понимаете, его друзей и близких. Фамилии, указанные в повествовании, скорее всего изменены, адреса тоже, потому что по прибытии из поездки домой я не раз обращался в справочные службы Санкт-Петербурга (а основное действие разворачивается именно в этом славном городе) с целью розыска на мой взгляд талантливого, но, безусловно, не поднаторевшего в ремесле, писателя.

Несказанно жаль, что я так и не получил ни одного вразумительного ответа. Ходил по указанным маршрутам и сам, но тоже, увы, безрезультатно.
   Картонная папка с типографской надписью "Дело", набитая до отказа запятнанными пищевой органикой серыми тонкими листами, исписанными мелким неразборчивым почерком (слава Богу, я когда-то в Советской Армии служил кодировщиком, и сейчас те навыки пригодились), попала ко мне в руки также не совсем обычным образом.
   Нынешним летом я ездил на свою малую родину навещать маму и сестру, которые живут в городе Йошкар-Ола (см. Малый атлас мира; на имеющемся в моем распоряжении глобусе данного населенного пункта не обозначено даже точкой), где встречался с друзьями детства и приятелями студенческой поры.

Один из них, университетских (он очень просил не называть его имени), и отдал мне папку. Дело в том, что этот человек уже несколько лет работает санитаром в С-ской психиатрической лечебнице, и, как я полагаю, отчасти вследствие сего прискорбного факта сам стал несколько более положенного романтичным. А ведь когда-то окончил вполне прагматичный факультет с красным дипломо



Назад