dec1f927

Багдерина Светлана - И Стали Они Жить-Поживать



Светлана БАГДЕРИНА
И СТАЛИ ОНИ ЖИТЬ-ПОЖИВАТЬ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
- Ио-о-о-о-о-о-он!!!... - полный невыразимой тоски крик Елена Прекрасной разнесся по коридорам дворца. Она не просто кричала - она взывала - к справедливости, к своим стеллийским богам, к мирозданию - ко всем, кто готов был оторваться на минутку от своих дел и изъявил бы желание выслушать ее излияния. Хоть и адресованы они была вполне конкретному лицу. - Ио-о-о-о-о-о-о-он!!!...
Иванушка остановился, как будто налетев на стеклянную стену, бросил плащ, развернулся и побежал на крик.
- Что случилось, Елена? С тобой все в порядке?.. А где Серафима?
- Ион, - с видом миссионера, полным готового взорваться благотерпения, в тридцатидвухтысячный раз объясняющего непонятливым аборигенам элементарный постулат веры, - Ион, я, конечно, вовсе не хочу показаться придирчивой или занудной, и еще меньше - ябедой, но не считаешь ли ты, что всему есть свои пределы? На той неделе царевна Серафима побила возчика его же собственным кнутом...
- Он дурно обращался со своим волом!..
- ...в эти выходные она обыграла в карты всю смену дворцового караула...
- Она отдала им деньги обратно!..
- ...вчера она выиграла соревнования по стрельбе из лука...
- Молодец, я не знал!..
- ИОН!!! Дело не в том, молодец она или нет! Дело в том, что на нас, царскую семью Лукоморья смотрит вся страна, И ЧТО ОНИ ПРО НАС ПОДУМАЮТ!.. Бить злобных возчиков должны слуги!

Жульничать в карты должны шулеры! Выигрывать соревнования по стрельбе - дружинники! А НЕ ЦАРЕВНЫ!!!
Иванушка удрученно поджал губы и вздохнул.
- Хорошо, Елена. Что, по-твоему, она натворила в этот раз?
- Не мог бы ты еще раз напомнить своей жене, Ион, что уход за лошадьми после прогулки - обязанность не царевны царской крови, а конюхов? И не по-моему, Ион. Не передергивай.

Если ты считаешь, что так и должно быть - иди, куда спешил, пока я тебя не позвала.
Не говоря больше ни слова, Иван-царевич быстро повернулся и зашагал в сторону дворцовых конюшен.
Серафима была там - в фартуке из мешковины, закатав рукава тонкой батистовой сорочки, хотя они отродясь не предназначались для закатывания, она оттирала пучком сена потные бока своего коня, и на чумазом лице ее было написано крупными буквами искреннее удовольствие - впервые за всю их утреннюю конную прогулку. А шрифтом поменьше, если присмотреться, также и то, что она прекрасно слышит приближающиеся шаги, знает, кто идет, зачем и по чьему навету, и что ее это волнует не больше, чем какого-нибудь шатт-аль-шейхского кузнеца - виды на урожай гаоляна в Вамаяси.
- Сеня, - так и не дождавшись внимания к своей смущенной и даже слегка вспотевшей персоне, первым обратился на ушко к супруге Иванушка.
- Можешь не продолжать, - кисло поморщившись, не оборачиваясь отозвалась она. - Если ты вернулся только для того, чтобы сообщить мне, что чистить лошадей - не царское дело, то ты прогадал. Я это и так знаю. Уже.

Теперь.
- Ну, Сенечка, милая, - просительно зашептал на ушко царевне Иван. - Ну, ведь можно найти себе какое-нибудь другое интересное занятие, кроме этого, а?..
- Например? - с чересчур показной заинтересованностью вдруг повернулась к нему Серафима и склонила выжидательно голову набок.
- Н-ну-у... - сложил губы трубочкой и захлопал ресницами царевич, застигнутый врасплох. - Н-ну, например... Например...
Прочитав на лице Серафимы: "Только попробуй, скажи "вышивание", он быстро перешел ко второму пункту своего и без того недлинного списка:
- Прогулки с девушками по саду...
- Нет, я имела в виду, интер



Назад