dec1f927

Багдерина Светлана - Иван-Царевич И С.Волк



СВЕТЛАНА БАГДЕРИНА
ИВАН-ЦАРЕВИЧ И С.ВОЛК
Аннотация
Давным-давно, в далёкой галактике… Если верить сказочникам, то все истории начинаются именно так. Или примерно так… Если, конечно, вообще начинаются. Мог ли думать Иван-Царевич, что обыкновенный поход за Жар-птицей, начинавшийся как обычное героическое приключение царевича Елисея, не только сведёт его с неким С.Волком, но так же познакомит с мини-сингерами, знаменитыми героями и богами, заведет за край мира и выведет обратно, а так же позволит свести краткое знакомство с а) джинами б) Драконами в) Еленой Прекрасной — и неизвестно ещё, что хуже!
Так же вы узнаете откуда есть пошли Коты в Сапогах, Героическая Осада Трои, Гномы и множество других Сказочных персонажей. Читайте новый сказочный блокбастер — Иван-Царевич и С.Волк!
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Ха-ха-ха! Конь на обед — молодец на ужин!
Комар.
Ближе к полудню, когда косматое горячее солнце добралось почти до самого зенита, Иван подъехал к развилке двух дорог. Прямо посередине, на обочине, самодовольно развалился на солнцепеке большой валун.

Даже не слезая с коня, царевич мог разглядеть, что на поверхности его было что-то высечено. Причем высечено было наверно очень давно, потому что от времени и погоды надпись поистерлась, и кроме того, что она существовала, различить с коня было более ничего невозможно.
— Это он! — воскликнул Иван. — Я читал! Здесь должно быть сказано, куда ехать дальше, и что на каждой из дорог должно случиться! В "Приключениях лукоморских витязей" королевич Елисей встретил как раз такой же в шестнадцатой главе, когда он поскакал в Караканское ханство чтобы спасти королевну Хвалиславу из лап хана Чучума!, — и он осторожно сполз с седла чтобы подойти поближе и прочитать надпись, вместе с тем довольный в глубине души, что нашелся наконец более или менее благовидный предлог для того, чтобы хоть на минутку снова почувствовать под ногами твердую землю.
Переступая так, как будто седло все еще оставалось у него между ногами, царевич подошел вплотную к камню, бережно, ладонью, стер колючую придорожную пыль и, прищурившись, постарался прочитать то, что было там написано.
Он был еще слишком молодым и неопытным путешественником, а в книгах и свитках этого, конечно никогда не упоминалось, так что Иван не мог знать всемирного закона, касающегося того, что люди пишут, писали и будут писать во все времена и во всех мирах мелом на заборах, краской на стенах или, при отсутствии таковых, зубилом на булыжниках, и что лишь отдаленно можно было внести в рукописное произведение как указание направления движения и последствия оного. При других обстоятельствах ученый царевич мог бы с удовольствием припомнить словечко "эвфемеизм", но сейчас он смог только густо покраснеть и попятиться назад, часто-часто моргая белесыми ресницами.
"Но это же неправильно!" — недоумевал Иван, тщетно стараясь изгнать из памяти прочитанное и беспомощно чувствуя, что теперь начинают пылать не только щеки, но и уши. Во всех историях о героях и приключениях, которыми он зачитывался при свете лучины под одеялом (его наставник относился к ним неодобрительно и всегда говорил, навивая на палец при этом жиденькие усы, что отроку царской фамилии не пристало читать праздные опусы, мда-с, пустое бумагомарательство, доложу я вам) всегда был большой камень на развилке дорог (с этим было все в порядке), а на камне (и тут начинались расхождения) были указания герою куда двигаться дальше (хотя, в принципе, если абстрагироваться от конкретики — любимое выражение историка и путе



Назад