dec1f927

Багой Александр - Война Без Особых Причин



  АЛЕКСАНДР БАГОЙ
  
  ВОЙНА БЕЗ ОСОБЫХ ПРИЧИН
  Часть I
  
  
  1978-1990
  
  1
  
  - Бери его за плечи – сказал мне Осина.
  Я сплюнул загустевшую слюну и отрицательно покачал головой.
  - Нет – сейчас твоя очередь. Я уже все джинсы измазал.
  - Ладно, тогда ты за ноги – не стал спорить Осина.
  Мы подняли Козелю и понесли. Нести было не удобно, Козеля был страшно тяжелый, а я уже устал. Осина пятился спиной вперед, часто оглядываясь через плечо, чтобы не запнуться.

Мы протащили Козелю через умывальник, мимо сложенных вдоль стен штабелем метел. Их было очень много – штабель возвышался вдоль обеих стен почти до потолка. Свободным оставался только узкий проход по середине.
  В следующем помещении, где раньше был туалет, мы положили Козелю на пол. Теперь они все четверо лежали в ряд, головами к окну. Слева были дыры от унитазов, справа – стена.

Посредине четыре тела.
  - Принеси железки – сказал Осина.
  Я опять протиснулся по узкому проходу. В темноте, обо что-то споткнулся и чуть не упал. Ухватился рукой за край заржавленной раковины и встал.

Пошел ориентируясь на освещенный прямоугольник двери.
  Прямо напротив нее, на истоптанном и испачканном кровью снегу сидел Чиба, и смотрел на меня вытаращенными, безумными глазами.
  Я молча собрал арматурные прутки. Один раз схватился не за тот конец и измазал ладонь в чем-то липком. Я брезгливо отдернул руку – это была кровь. Я тщательно отер ладонь снегом.

Затем собрал арматурины и понес, держа их перед собой на вытянутых руках.
  Осина сидел на корточках возле штабеля метел и чиркал спичками. Когда спичка разгоралась он подносил ее к прутьям и держал, пока огонь не начинал жечь пальцы. Тогда он бросал ее и зажигал новую.

Метлы не горели.
  - Не горят - сказал Осина и посмотрел на меня.
  - Надо бумагу – ответил я и протянул ему арматурины – Куда их?
  - Положи сверху, на метлы - велел Осина и снова чиркнул спичкой.
  Я положил арматурины и пошарил по карманам. Вытащил смятую сигаретную пачку. Она была пуста.

Я разорвал ее и протянул Осине.
  - Держи.
  Осина взял ее и сунул в середину штабеля между прутьев. Снова зажег спичку и поднес огонек к бумаге. Края бумаги почернели и свернулись.

Длинные языки пламени лизнули прутья. Пошел тонкий прозрачный дымок. Прутья затрещали и весь штабель метел вдруг осел.

Огонь разгорался.
  Осина протянул ладони к огню. Отблески пламени освещали его лицо. Осина смотрел на огонь и задумчиво улыбался.
  Краска на стене стала чернеть и сворачиваться. Весь туалет наполнился дымом. Осина встал.
  - Уходим – сказал он.
  Мы вышли. Осина прикрыл дверь, засунул в пробой ручку лопаты. Я вдруг вспомнил о раковине.
  - Погоди, - сказал я Осине.
  Я открыл дверь и вошел внутрь. Из-за дыма было трудно дышать. Я пробрался к раковине и повернул кран.

Сначала зашипел воздух, потом тонкой струйкой потекла вода. Я закрыл кран. Из туалета, где лежали тела раздался тихий стон.

Я вышел не оглядываясь.
  На улице я показал Осине барашек.
  - Здорово сообразил – сказал он и с уважением посмотрел на меня.
  Мы снова закрыли дверь и вошли в комнату. Из щели под дверью пробивался дым. Вряд ли его заметят до утра, а окна забиты железом и барашек с крана я скрутил...

Шансов у Козели оставалось не много.
  - Ну, все, пошли – сказал Осина.
  Я подошел к Чибе и нагнулся над ним.
  - Пойдем – Я на секунду задумался, вспоминая его имя, ведь мы всегда звали его просто Чибой. Наконец вспомнил и мягко повторил
  - Пойдем... Вовчик...
  Чиба встал. Он отк



Назад