dec1f927 Мдф панели цвета здесь еще больше. |

Байбородин Александр - Урук-Хай, Или Путешествие Туда



АЛЕКСАНДР БАЙБОРОДИН
УРУКХАЙ, ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ ТУДА...
Аннотация
«Сколько еще поколений будет очаровано легендой о Кольце Всевластия?» — задает вопрос один из героев этой книги. Ответа нет.
Если Вы надеетесь увидеть под этой обложкой волшебную сказку, — еще одну из многих, написанных по мотивам толкиеновской саги, — то отбросьте эту надежду. Герои этой книги ненавидят магию, зато верят в собственные руки, знания и мужество. Они не делят Мир на Добро и Зло.

Они знают, что «Зло приходится выдавливать из себя вместе с кровью».
Они дети тех, кто предал их. Но они сами прокладывают свой Путь. Трудный путь через Тьму к Свету…
Это не манифест тех, кого объявили Вековечным Злом и прокляли. В этой книге сказано меньше, чем скрыто между строк. Это всего лишь короткое «Путешествие Туда…»
Мыслящему — достаточно…
Провиден, но
Не начертан путь.
Извилиста тропинка…
(R)
Вместо предисловия
Здесь не будет речи о хоббитах, то есть будет и о них тоже, но, в основном, не о них…
Глава 1
Солнечные холмы Хоббитона. Они покрыты мягкой шёлковой травой. Они пахнут мёдом и ласкают глаза нежными оттенками разнотравья. На тёмном зелёном ковре разбросана россыпь кремовых и белых клеверных головок.

Светятся солнышки ромашек. Кивают прозрачносиними головками васильки. Медуница радостно раскрывает глубокие фиолетовые цветы навстречу деловым толстым, неповоротливым шмелям и торопливым пчёлам.

Незаметная пастушья сумка, вся усыпанная меленькими белыми цветами, нежится под лёгким ветерком. Мягкие метёлки мятлика наклоняются и гладят лицо. Часами можно лежать в этой траве.

Ветер ерошит волосы и приносит запахи и звуки. Мёд цветов и горечь полыни, шуршание травы и жужжание насекомых, дым далёкого костра углежога, спор играющих под холмом ребятишек и дальний скрип колёс.
Солнечные холмы Хоббитона, как давно я вас не видел. Наверное, с того самого дня…
Я тогда поссорился с отцом. Поссорился потому, что он задумал меня женить. Мне стукнуло тридцать три года, и я, как у нас говорят, уже вошёл в возраст. Вот отец и решил, что мне пора иметь жену.

По правде говоря, мне совсем не хотелось жениться, едва выйдя из доростков, но меня он не спрашивал. Да это и не заведено у хоббитов. Так уж повелось, что супругов для своих детей выбирают родители.

В нашем маленьком народе едва ли не все знают друг друга и почти все связаны сложным родством, поэтому родители, выбирая, долго выясняют, кем приходятся жених и невеста друг другу. Ещё дольше выясняют, какое у невесты приданое, и какое хозяйство у жениха. Если родители решат, что невеста и жених не подходят друг другу, то молодые никогда не смогут пожениться.
Думаю, что и дедушка Сэм никогда бы не женился на бабушке Розе, хоть они и любили друг друга. Кто он был? Сын садовника, у которого даже не было своего сада. А Хижинсы — род зажиточный. Но дедушке повезло.

Поговаривают, что старый Хижинс, давая своё согласие на обручение, думал, что Сэм вернулся из странствий вовсе не бедняком. С мастером Бильбо Бэггинсом уже было так.

Онто, конечно, и до своего путешествия был не беден, но прожить всю жизнь, не работая, как прожил он её, вернувшись из дальних краёв, не смог бы. Вот Хижинс и решил, что дедушка Сэм тоже привёз сундук с монетами на крупе своего пони.

Папаша Хижинс ошибся, о чём потом и жалел, но расторгнуть обручение — это почти как забрать жену из дома мужа обратно — уж было бы против всяких обычаев. Да и жалеть Хижинсу пришлось недолго. Дедушка Сэм, хоть и носил такое имя, простаком не был. Серый порошок, что подарила



Назад